Видео

Потомки Галлиполийцев спели марш Алексеевского Полка.
Галлиполи :: Видео
Затем с речью выступила Вице-Председательница Общества, гр. Мария Николаевна Апраксина, дочь Н. М. Котляревского, личного секретаря генерала барона Врангеля ....

Главная Страницы прошлого
Страницы прошлого


Собрание Общества галлиполийцев в Париже на ул. Фезандери
В зарубежье
В середине 1932 г. собрание Общества галлиполийцев в Париже  переселилось с ул. Мадемуазель в новое помещение, особняк на ул. Фезандери, № 81 (81, rue de la Faisanderie) в XVI  районе Парижа. В этом доме галлиполийцы оставались до 1942 г (когда они вынужденно нашли себе новое помещение, недалеко от предыдущего,  на ул. Монтевидео, № 5). При галлиполийском собрании был заново устроен Св.-Сергиевский храм, впервые освященный в 1926 г. на ул Мадемуазель. Взамен о. Порфирия Бирюкова, настоятелем нового храма был назначен о. Виктор Юрьев.
Прот. Виктор (Андреевич) Юрьев (1893-1966), из офицерской семьи, окончил в 1913 г. Михайловское артиллерийское училище. Он командовал батареей в Мировую войну, а в Гржданскую, в чине полковника, тяжелым бронепоездом Иоанн Калита на Юге России. Полк. Юрьев в ноябре 1920 г. эвакуировлася в Галлиполи, а затем поселился во Франции, где окончил Св.-Сергиевский богословский институт и был рукоположен во иереея в 1932 г. Активный член РСХД, о. Виктор был с 1932 по 1942 год духовным руководителей летних лагерей РСХД для мальчиков. В 1939 г. он был назначен настоятелем Введенского храма в Париже (на ул. Оливье-де-Серр) и исполнял эту должность до 1966 г., совмещая ее с рядом ответственных функций в РСХД и в Русском эхархате Константинопольского патриархата. Прот. Виктор Юрьев до своей кончины оставался деятельным членом Союза галлиполийцев.
Ниже мы публикуем несколько материалов, относящихся к первым годам деятельности парижского собрания Общества галлиполийцев.
Н.Р.
Новое собрание Общества галлиполийцев
Отдел Общества галлиполийцев во Франции перешел в новое помещение на 81, рю Фезандери, Париж 16. Помещение чрезвычайно удачное: отдельный большой особняк в саду, отдельное помещение для церкви, прекрасно оборудованная столовая, отличный зал и специальные комнаты для значительных частей I корпуса. В сентябре предполагается  освящение и открытие собрания, к которому мы еще будем иметь случай вернуться.
На приведенном снимке – внешний вид собрания, на фоне которого  сняты командир корпуса и председатель Общества галлиполийцев  ген.-лейт. В.К. Витковский, его помощник ген.-лейт. М.И. Репьев, ген.-майоры А.В. Фок и А.В. Туркул, полк. Мамушин и подполк. Ждановский.
"Часовой" № 88, 1932, стр. 17.
В Обществе галлиполийцев
25 сентября [1932 г.] состоялось открытие и освящение нового помещения Общества галлиполийцев. После молебна, отслуженного о. Дмитрием Троицким, генерал Репьев приветствовал от имени  общества галлиполийцев собравшихся гостей и отметил помощь, оказанную Обществу председателем РОВ союза и начальником I отдела союза.
Генерал Миллер ответил на это следующими словами:
"Приветствуя Галлиполийское общество с переездом его собрания в новое помещение, я отдаю должное энергии и настойчивости специальной комиссии и распорядительного комитета, которым удалось преодолеть, казалось, непреодолимое препятствие и получить для собрания такое помещение, которое с одной стороны было бы по средствам всегда тощему эмигрантскому карману, и с другой удовлетворяло бы вполне естественным пожеляниям воинских организаций, стремящихся создать для своих членов-офицеров обстановку, дающую им возможность в часы досуга забыть неприглядные условия несвойственной им будничной работы и почувствовать себя в настоящем офицерском собрании.
Я уверен, что усилия распорядительного комитета Галлиполийского собрания будут оценены всеми военными организациями,  всеми офицерами, проживающими в Париже и его окрестностях и, если не по названию, вытекающему из взятых на себя Обществом галлиполийцев во Франции тяжелых материальных обязательств и ответственности, то по всему будущему развитию этого собрания, оно станет общим офицерским собранием для Парижа, где сходиться и встречаться будут офицеры всех частей, союзов и обществ, входящих в РОВ союз. Таким образом, это собрание послужит для вящего дружного сплочения всех тех русских воинов, кто до конца дней своих ставит себе целью борьбу для свержения советской власти".
На открытии собрания присутствовали многие общественные деятели и большинство командиров частей и возглавителей организаций РОВ союза в Париже.
"Часовой" № 90, 1932, стр. 29.
В пятнадцатую годовщину белой борьбы
В воскресенье 13-го ноября [1932 г.] в собрании Общества галлиполийцев состоялся многолюдный банкет участников белого движения. С речами выступили председатель РОВ союза генерал Миллер, вице-адмирал Кедров, генералы Богаевский, Шатилов, Витковский, Кальницкий и Скоблин и от редакции газ. "Возрождение" А.О. Гукасов.
Генерал Миллер в своей речи почтил память вождей Белого движения и подчеркнул исключительное значение Русского обще-воинского союза ‒ наследника и преемника Добровольческой армии. Все нападки врагов концентрируются в направлении Союза. Одно наше существование за рубежом является фактом непризнания большевицкой власти частью русского народа.
Россия пятнадцать лет погружена во мрак. Но "чем ночь темнее, тем ярче звезды". Где же эти наши путеводные звезды? Прежде всего ‒ первый поход. Честь не позволяла подчиниться  гаду, который грязной пятой хотел раздавить Россию. Другая путеводная звезда ‒ Галлиполи, Лемнос и Бизерта.
Чем сильнее давила обстановка, тем крепче смыкались ряды армии. Третья путеводная звезда ‒ создание и укрепление РОВС. Это чудо, небывалое в истории народов. Что такое воинские союзы, слившиеся воедину в РОВС? Конечно, мы соединились для того, чтобы помогать друг другу. Но не это характеризует нашу воинскую организацию. Для экономической взаимопомощи существуют разные другие организации, землячества и проч. На них, однако, большевики не ополчаются, как ополчаются против РОВС, пуская в ход все средства. РОВС может этим только гордиться.
И еще есть у нас одна путевая звезда в окружающей нас ночи: общее положение в России, пробуждение масс. И важно, что переоценка производится мировым общественным мнением, покоряющимся очевидности. Революционный энтузиазм масс в России заменила ненависть их к революционной власти. Нарастает желание спастись. Путь спасения мыслится, как помощь извне, своя русская помощь. Ген. Е.К. Миллер напоминает слова А.П. Кутепова: "Для блага России я готов подчиниться вахмистру Буденному".
Вот четыре путеводных начала. Круг замыкается, и мы снова приходим туда, откуда вышли ‒ к борьбе с советской властью. Но времена наступили другие, изменились условия. Тогда кучка людей честных, любящих свою родину, находилась среди моря людей обезумевших. Теперь кучка тех же людей, готовых на все жертвы. Только теперь к ней уже несутся крики о помощи. Но от родины мы фактически отрезаны громадными пространствами. Преодолеть эти пространства нам помогут сами большевики. Звуки тревоги пронеслись по всему миру, последний донессся на днях из Швейцарии. Гром услышит  и тот, кто не желает слышать. Но мы должны быть ежечасно во всеоружии.
Адмирал Кедров говорил о высоком и обязывающем звании русского офицера, генерал Богаевский о полном единении казачьих войск за задачами Русского обще-воинского союза и о той исключительной ответственной и тяжелой задаче, которая выпала на долю председателя РОВ союза; ген. Шатилов приветствовал наши воинские части и союзы, как продолжателей  белой борьбы; ген. Кальницкий передал привет от русских военных инвалидов; ген. Витковский говорил о необходимости объединения всех русских военных организаций вокруг РОВ союза и ген.-майор Скоблин ‒ от лица Корниловского полка и частей I корпуса указал на нашу готовность выполнить свой долг пред Россией. Он сказал: "Над всеми витает сейчас благодарная тень Врангеля. Она витает над всеми русскими, хранящими в рыцарской чистоте и твердости русские знамена, национальное достоинство, человеческую совесть и честь".
На банкете присутствовали представители всех организаций РОВ союза, командиры частей, многочисленные офицеры и участники Белого движения.
От генералов Деникина и Юденича были получены на имя генерала Миллера приветственные телеграммы. От лица участников банкета генералом Миллером были посланы привестствия А.И. Алексеевой, баронессе О.М. Врангель, Л.Д. Кутеповой, С.Ф. Колчак, Н.Л. Шапрон-Корниловой, вдове ген. Маркова, В.Н. Баратовой, генералу А.П. Деникину и ген. Н.Н. Юденичу.
"Часовой" № 92, 1932, стр. 2.
Собрание Общества галлиполийцев в Париже
Новое собрание Общества галлиполийцев в Париже приобрело характер гарнизонного собрания. Большинство воинских частей и организаций Парижа устраивают там свои обеды, встречи и вечера. Многие гражданские организации также находят приют в гостеприимных стенах собрания.
Кроме прекрасного зала, столовой, гостиной и второго этажа, занимаемого лекционными залами, кабинетом председателя общества, канцелярией и библиотекой, третий этаж уступлен Корниловскому полку, Марковскому артиллерийскому дивизиону, Сергиевскому артиллерийскому училищу и Союзу русских инженеров. Все комнаты частей постепенно обращаются в музеи.
Вот комната марковцев-артиллеристов. По стенам портреты белых вожднй, погоны марковских частей, серебрянные трубы дивизиона, доска с именами марковцев- артиллеристов, павших за честь Родины. Все это с любовью и заботами поддерживается. Но это только внешняя форма спайки. Большинство частей любовно соберает все данные для составления полковых историй. В этом отношении опять-таки Марковский арт. дивизион стоит на одном из первых мест, их история почти закончена и в большей своей части напечатана.
Тем не менее материальное положение собрания Общества галлиполийцев очень трудное. Особенно важно аккуратное внесение членских взносов, этим хромают все эмигрантские организации. Но хочется верить, что это явление временное и что члены общества напрягут все усилия к нормальному внесению их обязательств, исходя из того, что поддержать свое собрание ‒ долг чести каждого из нас.
"Часовой" № 101-102, 1933, стр. 44.
Собрание посвященное ген. Кутепову
(26 января 1930 ‒ 26 января 1934)
26 января исполнилось четыре года со дня трагического похищения ген. А.П. Кутепова. По этому поводу в воскресенье 28 января, после литургии в Галлиполийской церкви состоялось моление об Александре Павловиче. Церковь не могла вместить всех пришедших помолитья о большом русском человеке и патриоте. Присутствовали все высшие чины РОВС во главе с ген. Миллером:  адм. Кедров, председатель Зарубежного союза военных инвалидов ген. М.Н. Кильницкий, ген. Н.Н. Головин, ген. А.Л. Гулевич, ген. Витковский, представители частей 1-го армейского корпуса, много галлиполийцев и некоторые представители общественности.
Непосредственно после богослужения в зале Галлиполийского собрания состоялось торжественное заседание, посвященное ген. Кутепову. Обширный вестибюль собрания был красиво декорирован национальными флагами и большим галлиполийским крестом, эмблемой Галлиполи, создателем которого был А.П. В зале, рядом со столом президиума, на мольберте большой портрет ген. Кутепова, украшенный национальными и георгиевскими лентами.
За столом президиума разместился предс. Общества галлиполийцев ген. Витковский, его помощник ген. Репьев, председатель отдела общества в Париже ген. Туркул и докладчики: шт.-капитан Полянский, подп. Критский и Н.А. Цуриков. Зал и примыкающий к нему вестибуль переполнены, многим пришлось стоять.
Окрыв собрание, ген. Витковский обратился к присутствующим с кратким, но сильным словом, указав, что в сегодняшный день по всем странам рассеяния собрались русские воины и русские люди, чтобы вспомнить о большом русском патриоте и вожде, о его заветах и в этот "день скорби и клятвы" принесли посильную лепту в Фонд спасения Родины имени великого князя  Николая Николаевича, средства коего идут на ту цель, ради которой погибли тысячи русских патриотов, отдавших все свои силы своей Родине.
Затем слово было предоставлено подп. Критскому, который с большим чувством прочел ряд отрывков из биографии А.П. Кутепова, предназначенной для выходящей в скором времени книги об А.П. Кутепове.
Удачно подобранные отрывки из биографии А.П., отражающие разные периоды его жизни и работы, начиная с Великой войны, произвели на присутствующих сильное впечатдение. Перед глазами, как живая, встала фигура А.П., всю свою жизнь отдавшего на служение Родине.
Шт.-кап. Полянский свой доклад посвятил деятельности ген. А.П. Кутепова в Галлиполи. особенно им была подчеркнута изумительная энергия и работоспособность А.П., который успевал всюду появляться, за всем следить, где и кого нужно одернуть, или подбодрить.
Последним докладчиком выступил Н.А. Цуриков, который дал широкую характеристику А.П. и особенно отметил ту гибкость его ума, которая дала ему возможность в эмиграции перейти к революционным методам борьбы, столь опасным для большевиков, что они приложили все усилия, чтобы оборвать его деятельность.
В заключение, в кратком слове ген. Миллер горячо поблагодарил докладчиков. Произведенный сбор в Фонд имени великого князя Николая Николаевича дал 400 с лишнем фр. По имеющимся свелениям, в провинции во многих местах также отмечен день 28 января.
"Вестник Общества Галлиполийцев" № 8, 1934, стр. 11-12.
В середине 1932 г. собрание Общества галлиполийцев в Париже  переселилось с ул. Мадемуазель в новое помещение, особняк на ул. Фезандери, № 81 (81, rue de la Faisanderie) в XVI  районе Парижа. В этом доме галлиполийцы оставались до 1942 г (когда они вынужденно нашли себе новое помещение, недалеко от предыдущего,  на ул. Монтевидео, № 5). При галлиполийском собрании был заново устроен Св.-Сергиевский храм, впервые освященный в 1926 г. на ул Мадемуазель. Взамен о. Порфирия Бирюкова, настоятелем нового храма был назначен о. Виктор Юрьев.
Прот. Виктор (Андреевич) Юрьев (1893-1966), из офицерской семьи, окончил в 1913 г. Михайловское артиллерийское училище. Он командовал батареей в Мировую войну, а в Гражданскую, в чине полковника, тяжелым бронепоездом Иоанн Калита на Юге России. Полк. Юрьев в ноябре 1920 г. эвакуировлася в Галлиполи, а затем поселился во Франции, где окончил Св.-Сергиевский богословский институт и был рукоположен во иереея в 1932 г. Активный член РСХД, о. Виктор был с 1932 по 1942 год духовным руководителей летних лагерей РСХД для мальчиков. В 1939 г. он был назначен настоятелем Введенского храма в Париже (на ул. Оливье-де-Серр) и исполнял эту должность до 1966 г., совмещая ее с рядом ответственных функций в РСХД и в Русском эхархате Константинопольского патриархата. Прот. Виктор Юрьев до своей кончины оставался деятельным членом Союза галлиполийцев.
Ниже мы публикуем несколько материалов, относящихся к первым годам деятельности парижского собрания Общества галлиполийцев.
                                                                                      Н.Р.
Подробнее...
 
Мысли о походе и борьбе
В зарубежье
Мысли о походе и борьбе
Автор настоящей статьи, капитан Виктор Александрович Ларионов (1897-1984), окончил Отдельные гардемаринские классы и, затем, в 1917 г., Константиновское артиллерийское училище. Участник 1-го кубанского похода и дальнейшей белой борьбы на Юге России, марковец-артиллерист, галлиполиец. В эмиграции ‒ в Финляндии. Возглавил  боевую группу, совершившую в июне 1927 г. взрыв Центрального партийного клуба в Ленинграде. С 1927 г. во Франции. Член НТСНП и руководитель кружка Белая идея. В 1938 г. выслан из Франции, поселился в Германии. В войну ‒ участник Власовского движения, член Комитета освобождения народов России.
Книга В.А. Ларионова "Боевая вылазка в СССР" (1927 г.) имела большой отклик у белой молодежи и многих вдохновила на активную борьбу против большевизма.
Н.Р.
Значение походов: Ледяного ‒ Корниловского, Дроздовского ‒ от Румынии до Дона, и Степного ‒ в Сальские степи, как основание эпохи белой борьбы, в дни нашего бездорожья, вернее эмигрантского многодорожья, приобретает особое значение не только как доблести легендарного героизма, оставившего яркий свет в нашу эпоху, но и как некий символ: поднятие меча во имя нации, как кристаллизация национальной идеи, начертанной и ныне на нашем знамени.
"Светоч во тьме" генерала-старца Алексеева зажег многие души, души российских войнов, прошедших через огонь революции чистыми, пронесших через разложение, смерть и большевизм свою вечную славную традицию ‒ идею, живущую в веках от дней Олега и Игоря до Александра Невского, от Великого Петра до на наших дней, ‒ идею борьбы за Россию ‒ нацию.
Этой идеей борьбы за Россию, столь ярко вспыхнувшей в походах, проникнута многовековая душа русского воина и характеризуется она необычайной простотой, силой и жертвенностью подвига. Стирая исторические грани, мы видим всюду единый лик российского воина в его порыве подвига-жертвы: на поле Куликовом, у Ермака Тимофеевича на сибирских просторах, у Суворова под Очаковым и Измаилом, на поле Бородинском, у Корнилова в Кубанской степи.
Тот же облик российского воина повсюду, на всех дорогах истории российской, повторяющий слова преобразователя: "Петру жизнь не дорога, жила бы Россия во славе и благоденствии". И они гибли без конца и края, строя, укрепляя и расширяя до пределов сказки Россию ‒ нацию, часто не сознавая своего творческого героизма.
Отсюда мы, солдаты и казаки ‒ русские воины, считаем себя прямыми наследниками тех, чьи кости тлеют на Калке, в полях Бородинских, среди сопок и перевалов Манджурии. Право на это основано на нашей крови в борьбе за Россию. Наследство наше ‒ старые знамена полков Российской Императоркий армии и гордость ‒ наше Корниловское знамя с фронта Великой войны.
Идея борьбы окрепла у нас на крови. В Ледяном, Дроздовском, Степном, Северном, Сибирском, Петербургском походах, выковалась она из железа, свинца и крови и ей мы верны до конца, до тех светлых дней, когда оставшиеся в живых передадут  священный огонь неугасимой лампады  ‒ традицию российского воинского духа освобожденной и обновленной армии Великой России. Вот наша цель и наш первый долг.
Наш Русский обще-воинский союз является носителем идеи борьбы за Россию, ибо под его знаменами собралось все борящееся, все непримиримое, все неспособное к действиям в сторону наименьшего сопротивления, все не признающее кривых и обходных дорог, кроме одной лишь дороги ‒ борьбы за Родину.
Подлинное, напряженное национальное чувство, достигая религиозных высот, заполняет собой все существо воина; для него существенно государство, нация, а не форма. Вот почему воины чужды политики. Республика или монархия, вече или учредительное собрание ‒ все это потом, тогда, когда падет наш враг; когда, говоря словами незабвенного генерала Врангеля, "минует лихолетье, освободится от красного ига весь Российский народ и соберутся верные сыны России строить ее счастстье".
А сейчас, сегодня, враг впереди. Нам не до программ и партий, нам не до лиц, какими бы правами они не обладали. Мы строим фронт, с нами те, кто никогда, ни на минуту, не изменял веками освященной традиции российского воинства ‒ "счастье и величие родины дороже жизни". С нами те, кто, или вернее в ком горящий светоч национального сознания ведет за словами генерала Кутепова: "Воля к борьбе ‒ залог победы".
Наши вожди гибли и гибнут, умирая на посту; их сменяют новые, не меняя единого пути. Молитвенно чтим мы светлую память Алексеева, Корнилова, Колчака, Маркова, Дроздовского, Каппеля, Дутова, Врангеля и других, но мы знаем, что им смена есть в наших рядах, смена достойная, ибо мы братья и дети их, кость от кости и плоть от плоти ‒ российские воины.
Прошло четырнадцать лет от дня начала борьбы и походов. Многие нас пытались сманить, заменить, отменить, уничтожить ‒ работал почти неизменно за их спинами красный враг.
Нас отправляли с Лемноса в Чека, отнимали пайки в Галлиполи, разоружали и истязали в Болгарии, увозили в Бразилию, пытались разложить пропагандой и справа и слева, играя жгучими лозунгами, заманчивой демагогией, соблазнительным словоблюдием, атаковали "идеологией" и, наконец, убивали вождей ‒ всё напрасно. В пятнадцатую годовщину мы вступаем такими же бодрыми и сильными духом, какими выступали в восемьнадцатом году из Ольгинской и Дубоссар.
Мы сильны потому, что мы неизменно идем по пути, которым шел российский воин, творивший в течение тысячелетий Российскую империю. Мы сильны, потому что мы боремся. Мы сильны, потому что ни на одну минуту, ни в малейшей степени мы не отошли от завещанной нам непримиримости по отношению к интернационалу. Идея непрерывной борьбы за национальную Россию есть неумирающий и неизменный лозунг Русского обще-воинского союза.
Удачи и неудачи, приливы и отливы ‒ в сырой мгле будущего трудно рассмотреть облик белой победы, еще с ликующим торжеством не развернут наш трехцветный флаг, но и не надо трепать его по европейскому ветру. Не надо... еще не время. Мы строим буднично окопы, мы боремся, у нас жертвы были, есть и будут. К нам, главным образом, приковано внимание врага ‒ значит мы на правильном пути.
Мы не усматриваем там ‒ в СССР, "нового сильного человека", выращенного опекой развращающего душу интернационала, мы не видим там ничего положительного в деятельности соввласти, но зато мы видим и чувствуем миллионы наших полузадушенных, обманываемых и страждущих братьев и горсть международных негодяев, творящих тиранию и стремящихся уничтожить Россию, вытравляя из душ идею нации.
Мы объявили им войну на площадях еще Петрограда и Москвы и там ее окончим.
Походы и борьба закалили наши души, унаследованное нами от российского война напряженное национальное сознание указывает пути в безвременьи, а потому не ищем мы иных, более легких путей через открытые двери, а просто зовем русских людей быть вместе с нами, а чуткую к правде и подвигу нашу молодежь ждем под славные знамена непримиримой борьбы за Россию.
В. Ларионов
"Часовой" № 82, 1932, стр. 22-23.
Автор настоящей статьи, капитан Виктор Александрович Ларионов (1897-1984), окончил Отдельные гардемаринские классы и, затем, в 1917 г., Константиновское артиллерийское училище. Участник 1-го кубанского похода и дальнейшей белой борьбы на Юге России, марковец-артиллерист, галлиполиец. В эмиграции ‒ в Финляндии. Возглавил  боевую группу, совершившую в июне 1927 г. взрыв Центрального партийного клуба в Ленинграде. С 1927 г. во Франции. Член НТСНП и руководитель кружка Белая идея. В 1938 г. выслан из Франции, поселился в Германии. В войну ‒ участник Власовского движения, член Комитета освобождения народов России.Книга В.А. Ларионова "Боевая вылазка в СССР" (1927 г.) имела большой отклик у белой молодежи и многих вдохновила на активную борьбу против большевизма.                                                                Н.Р.
Подробнее...
 
Цитадель (В Русском кадетском корпусе-лицее)
В зарубежье
Автор настоящего очерка, полковник Константин Алексеевич Иваницкий ( ? - 1934)  Окончил Елисаветградское кав. училище (1905) и Николаевскую военную академию (1913). Участвовал в Мировой войне в чине капитана. Ст. адъютант штаба 7-й кав. дивизии (1915). Состоял в распоряжении начальника ген. штаба (1916). Ст. адъютант штаба 7-го кав. корпуса (1917). Штаб-офицер для поручений при штабе 7-го Сибирского арм. корпуса, подполковник (авг.1917). Участник Белого движения. С августа 1919 г. помощник ст. адъютанта отдела ген-кварт. штаба Добровольческой армии. С января 1920 г. помощник ст. адъютанта оперативного отделения штаба отд. Добровольческого корпуса. В Русской Армии до эвакуации Крыма, галлиполиец, служил в управлении 1-го арм. корпуса. Во Франции с 1925 г. Член Общества офицеров Генерального штаба. Работал шофером такси. Сотрудник журнала русских шоферов "За Рулем".  Умер в госпитале Бруссе 3 апреля 1934.
Н.Р.
Бывали ли вы когда-нибудь в Виллье-ле-Бель? Вряд ли, – а жаль!
Впрочем, и я попал туда совершенно случайно. Завез добрый знакомый навестить своего сына. Думал на час – пробыл день. Что-то заворожило.
Приходилась ли вам в солидных годах неожиданно очутиться там, где прошло детство, где вся обстановака и каждый предмет отдают безаботным весельем, прозрачными слезами и искренним смехом, возвращая, как эхо, из дальнего прошлого забытую сказку юной души.
Таким возвращением в прошлое показалось мне посещение лицея – кадетского корпуса в городке под Парижем. Это маленький корпус, он только что начал расти. И растет он дружно вместе с кадетами, быть может, потому-то они так любят его.
Я был на уроке. Преподавал сам директор [ген. В.В. Римский-Корсаков]. Старший класс – штук 20 стриженных, самых настоящих кадетских голов. С трудом втиснулся в парту, как в детскую игрушку.. Кругом краснощекие лица сосредоточены и серьезны, но по глазам видно, что, что под маской серьезности сверлит живчик, готовый вырваться на свободу.
Впереди меня деловито наклоненный угольно-черный затылок и розово-просвечивающиеся уши. Это Вова, мой давниший приятель. Я дружески положил ему на плечо руку. Он вскочил и поклонился строго официально. Я его понял: какие могут быть фамилиарности, когда тут служба.
Я стал слушать. Перед кафедрой стоял мальчик в струнку, плечи развернуты, глаза –на начальство. Словом, юный солдатик на строгом смотру. Но не солдатскими были ответы – четкие, дельные, краткие. Вопросы переплетались: по литературе, истории, географии – в разбивку, что называется. Подчас было трудно, но кадет набирал воздух, оттягивал назад складки рубашки (по опыту знаю, как помогает!) и выходил с честью из тяжелого положения.
Декламировали стихи. Вот коротенькая поэма, посвященная старшим собратьям: это их путь на чужбину, тернистый, но в героическом ореоле. Звучно повествовал об этом пути мальчик с нервным лицом и задорно-насмешливым взглядом, а в голосе его вибрировал талант... и наследие пережитого. А вот Пушкин, ставший в изгнании символом нации. Как-то странно было слушать его блестящую "Полтаву" в маленьком классе на задворках Парижа в передаче потомка одного из участников славного боя. И от гордых слухов невольно рождались смелые мысли: хотелось думать, что не порвана цепь, а звено за звеном мы вновь доберемся к "Полтаве" и великий Петр будет сызнова строить Россию.
Тишина класса сменилась топотом гимнастического зала. С одной стороны, приборы для спорта с почтенной "кобылой" во главе, с другой – выровненная шеренга серых рубашек, коротких синих штанишок и голых колен.
– Смирно!
Если в классе мудрость грамматики внедрял почтенный, с широкой известностью, педагог, то игрушечным строем командовал генерал. Что же, – чем хуже для старшего поколения, тем лучше для малышей.
Через "кобылу" прыгали и вдоль и поперек, один за другим – с воодушевлением, даже азартом. Я все ждал, когда появится мой черноглавый приятель. Должен был он зацепиться. Еще так недавно переводили его бережно через улицу. Но не зацепился никто. Значит и он каким-то образом перемахнул "рыбкой". В общем мелкании круглых голов разве заметить!
Во время обеда я осторожно подсел к левофланговому коротышке, толстенькому и уютному, как плюшевый медвежонок.. Ногами до пола он не доставал, но ложку держал чрезвычайно солидно.. Я с завистью смотрел, с каким он апетитом запихивал в пухлый ротик жирную кашу, а круглые щеки вздувались красными пузырями.
– Вкусно?
Он только скосил карий глаз. Как же ответить, когда язык увяз в гречневой каше!
За вторым блюдом разговорились.
– Тебе сколько лет?
– Восемь.
– А вот этому, рядом?
– Десять.
– Значит,через два года ты его нагонишь?
Малыш вопросительно посмотрел на соседа, потом недоверчево на меня. Ясно – была западня. На красных щеках его появились две ямочки, пухдые губы сжались хитрой улыбкой, а в глазах заискрилось лукавство, и, видимо, разгадав загадку, он вдруг приснул заразительно звонко. А за ним весь стол зажужжал по шмелиному, от избытка чувств болтая ногами.
Уроки готовили в классе, каждый за своей партой. Кто не знает, как скучно зубрить! Но почему-то здесь в сдержанных шорохах под сурдинку же звенел жизнерадостный тон. Скрипели в старательных пальцах твердые перья, шуршали страницы, у доски обломался слишком крепко зажатый мел. Приятель Вова захлопнул ладонями уши и черным жуком гудел над тетрадью, отбивая такт головою. Но вот у кого-то рассыпались книги – приятное развлечение. А там брызнула клякса – общая бурная радость. И шустро, как мыши, повскакивали с мест мальчишки полюбоваться зрелищем дивной кляксы на свежем листе.
– Г-ин капитан, карандаш сломался.
– Г-ин капитан, я палец порцарапал.
– Г-ин капитан...
Не знаю, была ли надобность обращаться со всеми этими маленькими затруднениями? Вернее, нравилось вскакивать, вытягиваться по уставному, а может быть просто хотелось поговорить с капитаном, благо он не сердился и на самый несуразный вопрос находил деловое решение.
– Г-ин капитан, разрешите пройти.
Сколько раз в этих стенах слышал я четкое: "разрешите пройти", "разрешите войти" – это типичное проявление воинской вежливости и трудно было понять, как совмещают малыши повадки шумливых галчат с  строгими формами субординации. И еще более удивляло меня возрождение тех школьных тардиций, которыми когда-то гордились лучшие корпуса. Точно из тепла пробивались ростки крепкой спайки и товарищеской этики, пробуждалось стремление создать одухотворенные  корпоративные формы. Много трогательно наивных рассказов пришлось мне слышать об этом.
Но было и нечто новое среди детворы – сознание своей русскости, несливаемости с иноземною средою. Память о Родине крепким обручем сковала новое поколение.
Я долго стоял в классе, машинально прислушиваясь к шорохам молодой жизни, плескавшей через край избытком просыпавшися сил., увешанных эмблемами величавого прошлого, чудилось мне, что я в одной из детских грядущей России.
К. Иваницкий
«Часовой» № 98, 1933 г., стр. 20-21.

Автор настоящего очерка, полковник Константин Алексеевич Иваницкий (? - 1934)  Окончил Елисаветградское кав. училище (1905) и Николаевскую военную академию (1913). Участвовал в Мировой войне в чине капитана. Ст. адъютант штаба 7-й кав. дивизии (1915). Состоял в распоряжении начальника ген. штаба (1916). Ст. адъютант штаба 7-го кав. корпуса (1917). Штаб-офицер для поручений при штабе 7-го Сибирского арм. корпуса, подполковник (авг.1917). Участник Белого движения. С августа 1919 г. помощник ст. адъютанта отдела ген-кварт. штаба Добровольческой армии. С января 1920 г. помощник ст. адъютанта оперативного отделения штаба отд. Добровольческого корпуса. В Русской Армии до эвакуации Крыма, галлиполиец, служил в управлении 1-го арм. корпуса. Во Франции с 1925 г. Член Общества офицеров Генерального штаба. Работал шофером такси. Сотрудник журнала русских шоферов "За Рулем".  Умер в госпитале Бруссе 3 апреля 1934.                                                                         Н.Р.

Подробнее...
 
Николай Ефимович ШАХАРАТОВ
Перекличка
Николай Ефимович ШАХАРАТОВ
Капитан Шахаратов Николай Ефимович, родился 1 октября 1896 г. в городе Одессе {1}, из личных дворян, второй ребёнок в семье, сын отставного коллежского советника военного ведомства Сухопутных войск, военного провизора-фармацевта Шахаратова Ефима Ефимовича, 1842 г.р. и классной наставницы Минского женского училища духовного ведомства Шахаратовой (девичья Моисеева) Лидии Ивановны, 1866 г.р. {2}. Окончил Минскую мужскую гимназию с серебрянной медалью в июне 1914 г., два курса физико - математического факультета Санкт - Петербургского Императорского Университета с августа 1914 г. по 1 декабря 1915 г. {3}, поступил юнкером, произведён в унтер-офицерское звание 2 января 1916 г. и окончил в мае 1916 г. Константиновское артиллерийское училище по курсу военного времени (1-ый разряд) в г. Санкт-Петербурге. Произведён в чин прапорщика 14 мая 1916 г. с зачислением по полевой лёгкой артиллерии со старшинством 1 апреля 1916 г. с назначением в Распоряжение Начальника Штаба Кавказского Фронта. Высочайшим Приказом о военных чинах сухопутного ведомства от 9 февраля 1917 г. произведён в чин подпоручика {5}, со старшинством с 1 декабря 1915 г. Место службы младший офицер 1-ой артиллерийской батареи 39-ой артбригады ”Приказ командира 39-ой арт. бригады 8 июня 1916 г.” с 8 июня 1916 г. по 1 сентября 1917 г. Далее офицер-наблюдатель 2-го Кавказского авиационного отряда с 26 сентября 1917 г. по март 1918г.
Участник боевых действий на Кавказском Фронте с Турцией. Ранен и контужен не был. За боевые отличия, храбрость и мужество в Эрзинджанском сражении и бои на Кюке перевале с 26 июня по 19 июля 1916 г. награждён орденом Станислава 3 степени с мечами и бантом {4}.
Участник боевых действий с августа 1918 г. по ноябрь 1920 г. в составе бронепоезда “Офицер” 2-го бронепоездного дивизиона 1 Армейского корпуса Добровольческой Армии Вооруженных сил Юга России. Участник совместных боевых операций в группе поддержки с Корниловским полком 15 марта 1919 г. ст. Хацепетовка, с Марковским полком 4 июня 1919 г. ст. Лисичанск – ст. Купянск, Дроздовским полком 13 августа 1919 г. ст. Купянск - ст. Харьков – ст. Белгород и далее позже в 1920 г.
Приказом Главнокомандующего ВСЮР № 275 от 11 февраля 1919 г. за боевые отличия произведён в чин поручика, со старшинством с 1 сентября 1917 г. {6}.
Приказом Главнокомандующего ВСЮР № 657 от 12 апреля 1919 г. в воздаяние исключительной доблести и храбрости произведён в чин штабс-капитана, со старшинством “За то, что 30 марта 1919 г. личный состав бронепоезда “Офицер” захватил в бою, около ст. Хацепетовка бронепоезд “2-ой Сибирский” Красной Армии, где личным мужеством под неприятельским огнём наземных батарей остановил оба поезда, на глазах изумлённых цепей противника увёл его за собой на ст. Волынцево, где и затушил пожар…..” {6,7,8}.
Последний чин – капитан на 1920 г., место службы офицер Кавказского офицерского полка, младший, далее старший офицер (начальник смены) бронепоезда № 4 “Офицер” 2-го бронепоездного артиллерийского дивизиона ВСЮР с 11 февраля 1919 г. по 30 октября 1920 г., далее исполнял обязанности командира бронепоезда № 4 “Офицер” в сентябре 1919 г. { 6,13}.
В воздаяние исключительной доблести, за храбрость при уводе за собой и уничтожении бронепоездов: “Второй Сибирский” 30 марта 1919 г., “Кронштадский” и “Истребитель” 7 сентября 1919 г. Красной Армии, награждён офицерским Георгиевским крестом “За то, что в ночь с 6 на 7 сентября 1919 г. было произведено ночное нападение на ст. Курск. Бронепоездом “Офицер” был обнаружен бронепоезд “Кронштадский” Красной Армии, он подошёл к нему вплотную и дал три выстрела. Команда бронепоезда “Кронштадский” была частью перебита, а частью бежала. Помошник командира бронепоезда “Кронштадский” Красной Армии не исполнял требования выйти со своей площадки. Тогда штабс-капитан Шахаратов, занимавший должность старшего на бронепоезде “Офицер”, первый вскочил на неприятельскую площадку. Помошник командира вышел ему на встречу, как будто с целью сдаться в плен. Но он внезапно проговорил: “Ну, пока суть да дело…..”, выхватил револьвер и выстрелил в штабс-капитана Шахаратова в упор. К счастью, красный промахнулся и был тот час убит подоспевшими чинами бронепоезда “Офицер”. Несмотря на возникшее на станции Курск замешательство, красные пытались эвакуировать свои поездные составы, из них некоторые стояли под парами. Но нашими снарядами были повреждены выходные стрелки, и вскоре произошло крушение. Второй неприятельский бронепоезд “Истребитель” сошёл с рельс. Он был замечен благодаря пламени вспыхнувшего пожара и бронепоезд “Офицер” обстрелял его с растояния около 80 сажень тремя выстрелами….. Был вывезен первый из подбитых неприятельских бронепоездов, под названием “Кронштадский”. За ночное дело на станции Курск последовали награждения команды Георгиевскими крестами и медалями….”{7,8,17}.
День гибели бронепоезда “Офицер” 30 октября 1920 г. в бою на ж/д станции Таганаш Крым “….Сменой, в которой состоял я, командовал капитан Барковский, другой - капитан Шахаратов. В ночь на 30 октября 1920 г. смена капитана Шахаратова прибежала на базу и принесла горестную весть: “Угробили бронепоезд…..”{10}.
Эмигрировал с оставшимся личным составом бронепоезда № 4 “Офицер” в начале ноября 1920 года из г. Севастополя на параходе “Саратов”, место службы Галлиполи Турция, капитан офицерской артиллерийской школы и капитан 2 батареи 6 отдельного бронепоездного артиллерийского дивизиона 1 артиллерийской бригады 1 Армейского корпуса (порядковый № 206 списка от 17 октября 1921г.), а затем города Разград и Бяла-Слатина Болгария в 1922-1925 г.г капитан 3 батареи 6 отдельного бронепоездного артиллерийского дивизиона 1 артиллерийской бригады 1 Армейского корпуса (порядковый № 192 списка от 10 октября 1923 г., г.Разград) {6}.
Член Общества Галлиполийцев (город Разград на 1923 г.), член Союза русских студентов в Болгарии “ОРЭСО” на 15 августа 1923 г. и упоминается в городе Бяла - Слатина Болгария на 17 июля 1923 г., вероятно работая на тяжёлых работах, о чём свидетельствует его рапорт о возврате долга «150 лев» полковнику Генерального штаба Зайцеву {6}.
До 10 октября 1923 г. семьи в Болгарии не было - холост.
Член Русского Обще-Воинского Союза (РОВС). По материалам переданных из архива в США (Стенфордский университет), он находился в составе капитана 2 батареи 6 отдельного бронепоездного артиллерийского дивизиона (порядковый номер № 174) в Болгарии на 20 октября 1925 г. (последняя ссылка на источник информации).
Дальнейшая судьба капитана Шахаратова Николая Ефимовича, его место проживание после 20 октября 1925 г. (ему 29 лет) в Болгарии или в другой стране, дата и место смерти неизвестна.
Упоминания о Шахаратове Н.Е. в дневнике {11}:
«В газетах пишут о развале в Красной армии и сочувствии населения генералу Врангелю. 20 октября 1920 г. с утра выезжаем на позиции, я по наряду – фельдшер. Оказывается, капитан Шахаратов поменял меня с Травлиевым, бывшим студентом – медиком. Отменять уже поздно, пришлось поехать в качестве фельдшера или санитара, лучше сказать "военного корреспондента". Шахаратов назначил меня на эту должность до возвращения, уехавшего в Севастополь второго нашего фельдшера, ибо, не будучи привязан к орудию и пулемёту я мог всё время оставаться на верху площадки и наблюдать открывавшиеся картины. С нами ехал инспектор артиллерии генерал – лейтенант с адъютантом, полковником и командир дивизиона полковник Лебедев, за "комброна" молодой капитан Барковский.
Идём на Джим-Булук, Сальково, Ново-Алексеевку. На первых двух станциях подолгу стоим, пропуская много встречных составов со всяким барахлом и пустыми вагонами. От Сальково идём к Ново-Алексеевке, там уже бой. По дороге непрерывной вереницей тянуться обозы и отступающие части, некоторые сравнительно в порядке, донская конница, другие толпы оборванцев, попадаются и толпы пленных, кое-где по сторонам пути трупы людей и лошадей. Скоро всем завалили вагон, обратив его, в какой то склад горючего вещества.
3 ноября 1920 г. в Чёрном море на пароходе "Саратов".
29 октября 1920 г. утром наш бронепоезд "Офицер" под командованием капитана Шахаратова выходит на Сивашские позиции. Уже подъезжая к дамбе, мы подверглись обстрелу артиллерии красных, отвечая на их огонь огнём нашего головного орудия.
Выехали на дамбу и покатили к мосту, который красные пытались исправлять. Открыв по работавшим огонь, из орудия "на картечь", и из двух пулемётов мы разогнали их.
Но артиллерийский огонь красных настолько усилился, и снаряды стали ложиться так близко, что поезд наш стал отходить с дамбы и затем, постреляв ещё несколько, стал отходить к станции Таганаш. Наше внимание привлёк артиллерийский, а затем и пулемётный огонь с правой стороны. Оказалось, что красные переправились чуть – то правее нас на Тюп – Джанкойский полуостров и ведут наступление на Таганаш, нам в тыл.
Бронепоезд "Единая Россия" вёл по наступавшим огонь уже с самой станции Таганаш и мы присоединились к нему. Справа, подошли какие то наши части, и наступавшие цепи красных были отброшены. В Таганаше была в это время уже полная паника. Между прочим, разбежался Сивашский лазарет и растащили имущество, низший персонал бывшего там эпидемиологического госпиталя, а больные были вывезены накануне.
На вечерней поверке 22 октября 1920 г. читают приказ "комброна" Шахаратова с благодарностью поезду. Репьёв приказал передать своё восхищение действиями команды. После поверки Шахаратов говорит, что красные послали своих агентов взрывать наши бронепоезда, почему наши дневальные должны быть особенно бдительны при несении караульной службы. Вечером выходим из Таганаша в Симферополь.
23 октября 1920 г. утром стоим в Биюк – Опларе, где сгружаем дрова и пшеницу и оставляем четырёх человек, в добавок к тем двенадцати, которые были оставлены раньше, они составят третью смену. В Симферополе стоим три дня. 27 октября 1920 г. получаем приказ, идти в Владиславовку (под Феодосией). Доехали до Джанкоя, здесь задержаны (28 октября 1920 г.), говорят, пойдём на север, на позиции.
В ночь на 29 октября 1920 г. приходим в Таганаш, под утро слышна непрерывная кононада, очевидно красные пытаются прорваться. Днём выезжаем на позицию, на дамбу, картечным и пулемётным огнём разгоняем пытающихся починить Сивашский мост. По поезду бьёт артиллерия, снаряды ложатся совсем близко, мы отходим. Ночью выезжает вторая смена с капитаном Лабовичем.
Ночью 30 октября 1920 г. часа через два прибегают и говорят, что "угробили" состав. Красные перешли дамбу, а пехота-Феодосийский полк не оказали сопротивление» {11}.
2 бронепоездной дивизион. Бронепоезд «Офицер».
Участвовал в военных действиях с августа 1918 г. при наступлении от г. Екатеринодара к г. Новороссийску. Окончил боевую службу в октябре 1920 г. при оставлении Крыма. Командиры: капитан Харьковцев, полковник Ионин, полковник Лебедев.
4 бронепоездной дивизион. Бронепоезд «Слава офицеру».
Участвовал в военных действиях с июля 1919 г. при наступлении по железнодорожной линии: г. Харьков – г. Полтава. Окончил боевую службу в марте 1920 г. при оставлении г. Новороссийска. Командир: капитан Харьковцев {16}.
СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ  ИСТОЧНИКОВ :
{1}  Метрическая книга о рождении Шахаратова Николая Ефимовича: Государственный архив Одесской области: фонд 37, оп. 13, д. 353.
{2}  Метрическая книга о венчании Шахаратова Ефима Ефимовича с Моисеевой Лидии Ивановны: Государственный исторический архив Литвы: фонд 605, оп. 20, д. 500, л. 114.
{3}  Архивное личное дело студента Санкт - Петербургского Императорского Университета Шахаратова Николая Ефимовича: Центральный Государственный исторический архив Санкт-Петербурга: фонд 14, оп. 3, д. 65 277.
{4}  Документы (краткий послужной список, представление, характеристика и т.д.) о военной службе Шахаратова Н.Е. в период 1915 - 1917 г.г.: Российский Государственный военно - исторический архив РФ: фонд 320, оп. 2, д. 1535, фонд 2369, оп. 2, д. 323, фонд 3715, оп. 2, д. 57, 77, 78.
{5}  “Русский инвалид”, газета 18 марта 1917 г., № 67, “Часть официальная”. Приказ по Армии и Флоту о военных чинах Сухопутного ведомства, стр. 5.
{6}  Документы (архивная справка и т.д.) о военной службе Шахаратова Н.Е. в период 1919 - 1923 г.г.:
Российский Государственный военный архив РФ: (Деникин-фонд 3114), фонд 40213, оп. 1, д. 111, 112.
Государственный архив РФ: фонд 5837, оп. 1, д. 374, фонд Р-5843, оп. 1, д. 4, фонд Р-5928, оп. 1, д. 39, 68 ч. 1 и 2, фонд 5950, оп. 1, д. 3, 12, фонд 5951, оп. 1, д. 19, фонд Р-5982, оп. 1, д. 74.
{7}  газета “Молния” походного органа агитационного поезда имени генерала Каледина Донского отделения Пропаганды при Главнокомандующим Вооруженных сил Юга России от 13 августа 1919 г. (участник захвата бронепоездом “Офицер” и увода за собой бронепоезда “Второй Сибирский” Красной Армии 30 марта 1919 г., к его годовщине), стр. 1.
{8}  журнал “Военная быль” № 97 за май 1969 года, глава 7, стр. 36 и № 101, за декабрь 1969 года, глава 17, стр. 45, 46, издат. Обще - кадетского объединения, г. Париж, автор - Андрей Алексеевич Власов, продолжение “О бронепоездах Добровольческой Армии” (на станции Курск, участник захвата бронепоездом “Офицер” и увода за собой бронепоезда “Кронштадский”, далее уничтожения бронепоезда “Истребитель” Красной Армии в ночь на 07 сентября 1919 г.).
{9}  журнал “Военная быль” № 114, за январь 1972 года, глава 34, страница 40 – 44, издат. Обще-кадетского объединения, г. Париж, автор - Андрей Алексеевич Власов, окончание “О бронепоездах Добровольческой Армии” (гибель бронепоезда “Офицер”).
{10}  Пушкарёв Сергей Германович “Библиотечка Россиеведения”, специальный выпуск, журнал 1999 г., № 3, “ Воспоминания историка. 1905-1945. Память прожитых лет”, глава 19 “В управлении авиации и на бронепоезде “Офицер”, издат. Посев, г. Москва, 1999 г., стр. 112.
{11}  Пушкарёв Сергей Германович, дневник “На бронепоезде “Офицер” в белой Таврии (1920 г.)”, ГАРФ, ф. Р-5891, оп. 1, д. 7, л. 18-23 и альманах «Белая Гвардия» № 3, часть дневника, издат. Посев, г. Москва, 1999 г.
{12}  Альманах «Белая гвардия», издат. Посев, 1997 г., «Боевые расписания белых армий», стр. 79.
{13}  Волков Сергей Владимирович “Белое движение. Энциклопедия гражданской войны”, книга, издат. “Нева”, г. Санкт-Петербург и “Олма-Пресс”, г. Москва, 2002 г., стр. 390.
{14}  Дроговоз И.Г. Военная литература. Техника и оружие. «Крепости на колёсах. История бронепоездов. Бронепоезд Офицер», фотографии.
{15}  Книга 6 том 3 «Незабытые могилы. Российское зарубежье. Некрологи 1917-2001 г.г.» в 6 томах «Х-Я, издательство «Пашков дом», типография «Гриф и К», г. Тула, стр. 314.
{16}  журнал “Военная быль” № 115, за март 1972 года, страница 39 – 44, издательство Обще-кадетского объединения, г. Париж, автор - Андрей Алексеевич Власов, “Список и организация бронепоездов Добровольческой и Донской Армии. 1918 г. – 1920 г.”.
{17}  Левитов М.Н. «Материалы для истории Корниловского ударного полка», книга 669 стр., отпечатано в типографии, г. Париж, 1974 г., стр. 299.
Данный текст составил Шахаратов Сергей Никанорович на основе архивных и печатных исторических материалов, собранных им с 2000 г. по 2008 г.
Данные профессора Волкова
94  Амасийский  Леонид Яковлевич. Поручик. В Добровольческой армии и ВСЮР; в декабре 1918 г. на бронепоезде “Генерал Алексеев”, в сентябре 1919 г. на бронепоезде “Иоанн Калита” (штабс-капитан). В Русской Армии в бронепоездных частях до эвакуации Крыма. Капитан. Эвакуирован на корабле “Модиг” и на о. Проти на корабле “Кизил Ермак”. Галлиполиец. На 30 декабря 1920 г. в 1-й батарее 6-го артиллерийского дивизиона. Подполковник.
Осенью 1925 г. в составе 6-го артдивизиона во Франции; в 1930— 1935 гг. возглавлял группу дивизиона в Париже (полковник). Умер 27 июля 1975 г. в Лос-Анджелесе (США).
95 Шахаратов Николай Ефимович. Штабс-капитан. В Вооруженных силах Юга России; в сентябре 1919 г. старший офицер бронепоезда “Офицер”. В Русской Армии в сентябре 1920 г. начальник смены на том же бронепоезде до эвакуации Крыма. Галлиполиец.
На 30 декабря 1920 г. во 2-й батарее 6-го артиллерийского дивизиона. Капитан. Осенью 1925 г. в составе того же дивизиона в Болгарии.
Капитан Шахаратов Николай Ефимович, родился 1 октября 1896 г. в городе Одессе {1}, из личных дворян, второй ребёнок в семье, сын отставного коллежского советника военного ведомства Сухопутных войск, военного провизора-фармацевта Шахаратова Ефима Ефимовича, 1842 г.р. и классной наставницы Минского женского училища духовного ведомства Шахаратовой (девичья Моисеева) Лидии Ивановны, 1866 г.р. {2}. Окончил Минскую мужскую гимназию с серебрянной медалью в июне 1914 г., два курса физико - математического факультета Санкт - Петербургского Императорского Университета с августа 1914 г. по 1 декабря 1915 г. {3}, поступил юнкером, произведён в унтер-офицерское звание 2 января 1916 г. и окончил в мае 1916 г. Константиновское артиллерийское училище по курсу военного времени (1-ый разряд) в г. Санкт-Петербурге. Произведён в чин прапорщика 14 мая 1916 г. с зачислением по полевой лёгкой артиллерии со старшинством 1 апреля 1916 г. с назначением в Распоряжение Начальника Штаба Кавказского Фронта. Высочайшим Приказом о военных чинах сухопутного ведомства от 9 февраля 1917 г. произведён в чин подпоручика {5}, со старшинством с 1 декабря 1915 г. Место службы младший офицер 1-ой артиллерийской батареи 39-ой артбригады ”Приказ командира 39-ой арт. бригады 8 июня 1916 г.” с 8 июня 1916 г. по 1 сентября 1917 г. Далее офицер-наблюдатель 2-го Кавказского авиационного отряда с 26 сентября 1917 г. по март 1918г.
Подробнее...
 
Отечественная война 1812 года
В зарубежье
Отечественная война 1812 года
Капитан Василий Васильевич Орехов (1896-1990), офицер-доброволец в Мировую войну, Георгиевский кавалер. В Гражданскую войну командовал бронепоездом на Юге России. Галлиполиец, один из основателей Общества галлиполийцев. С 1923 г. жил в Париже, с 1935 г. – в Бельгии. После Второй Мировой войны – один из организаторов и долголетний пердседатель Русского Национального Объединения (РНО).
В 1929 году В.В. Орехов основал журнал "Часовой" и был его редактором до 1987 года.
За это время "Часовой", быстро ставший главным печатным органом белой военной и военно-морской эмиграции, опубликовал 668 номеров.
Настоящая публикация – передовица редактора к "Часовому" № 434, за июль 1962 г., посвященному 150-летию  Отечественной войны. Она верно выражает восприятие белыми воинами подвига их славных предшественников. Но в ней чувствуются также и отголоски их собственной судьбы.
Н.Р.
Исполнилось 150 лет со дня начала войны 1812 г.
Народ, вышедший победителем из такой борьбы, какая выпала на долю России 150 лет тому назад, имеет право с гордостью оглянуться на свое прошлое.
В 1812 году Россия стала лицом к лицу со всеми почти государствами Европы, объединенными волей-неволей в союзе с Францией железной рукой ее гениального вождя императора  Наполеона I.
Эта борьба за свое освобождение, борьба одного народа против "двадесяти", в которой принял участие весь русский народ, во имя преданности Вере, Престолу и Отечеству, борьба на жизнь или смерть, которая привела Россию к полному торжеству, и названа поэтому Отечественной войной.
Наш великий знаток и мастер войны Сувовров, предвидя неизбежность столкновения между Россией и Францией,  еще до своей итальянской кампании, говорил: "Война бывает короля с королем, народа с народом и идеи с идеей... У нас с французами нет общих границ, и тем не менее у нас с ними будет война – будет война идеи с идеей: они – идея войны, мы – идея мира; они – огонь, мы – вода; вода должна залить огонь, или мир погибнет..."
Носителями этих диаметрально противовположных идей – войны и мира, огня и воды – были личности императоров: российского – Александра и французского – Наполеона.
"Исполнились слова Вашего Императорского Величества – доносил Кутузов императору Александру при занятии Вильны, после полного разгрома французской армии, – усеяна дорога костьми неприятельскими. Да вознесет всякий россиянин благодарственные молитвы ко Всевышнему, а я почитаю себя счастливейшим из подданных, быв избран благодетельною судьбою исполнителем воли Вашего Императорского Величества".
На этом нужно было бы кончить России, предоставив Наполена и Европу самих себе. Никогда еще Россия в глазах Европы не стояла на такой высоте и много испытаний можно было бы избежать в будущем, если бы русская армия остановилась на рубежах России. Наученный горьким опытом 1812 года, Наполеон, естественно, не повторил бы еще раз свою ошибку и в силу политической необходимости мог и должен был стать, если не другом, то союзником России.
Настоящее государственное понимание вещей и подсказывало фельдмаршалу Кутузову, что русские сделали свое дело и довольно.
Кутузов оказался парвым. Бывшие союзники Наполеона и предавшие его слуги – все эти Меттернихи, Таллейраны..., загребая чужими руками жар, так сумели оплести своих избавителей – русских, что стали полновластными господами положения и за всю тяжесть гигантской борьбы России за их независимость, бросили ей, по знаменитому выражению Ермолова, "обглоданную кость", поделив между собою все наследие Наполеона.
Так, не знавшая ничего, кроме поражений и унижений Австрия подняла голову, стала первой скрипкой в злочастном "Священном Союзе", пытавшимся сделать из России "жандарма Европы" и, пользуясь русским оружием, предавашем ее. Пруссия, самое имя которой Наполеон хотел стереть с карты Европы, два раза буквально спасенная Александром I, возродилась в то зерно, из которого выросла ненавидящая нас Германия. Россия, отдавшая исконные русские земли Червонной Руси Австрии, получила Герцогство Варшавское, из которого Александр I сделал Царство Польское, принесшее нашему отечеству большие испытания и жертвы в ущерб всеславянскому престижу России.
25-го декабря 1812 года был отдан высочайший приказ по войскам: "Войны... Храбрость и терпение ваши вознаграждены славою, которая не умрет в потомстве. Имена и дела ваши будут преходить из уст в уста, от сынов ко внукам и правнукам вашим, до самых поздних родов. Хвала Всевышнему!... Рука Господня с нами и не оставит нас. Уже нет ни единого неприятеля на лице земли нашей. Вы по трупам и костям их пришли к пределам империи. Остается еще нам прейти за оные, не для завоевания и внесения войны в земли соседей наших, но для достижения желанной и прочной тишины. Вы идете доставить себе спокойствие, а им – свободу и независимость. Да будут они друзья наши!.. От поведения нашего будет зависить ускорение мира. Вы – русские!.. Вы – христиане!.. Нужно ли при сих именах напоминать вам, что должность воина быть храбру в боях и кротку во время переходов и пребывания в мирных землях. Я не угрожаю вам наказаниями, ибо знаю, что никто из вас не подвергнется оным. Вы видели в земле вашей грабитилей, расхищавших домы невинных поселян. Вы правильно кипели на них гневом и наказали злодеев!.. Кто же захочет им уподобиться? Если же кто, паче чаяния, таковой сыщется, да не будет он русский, да исторгентся из среды вас!.. Воины! сего требуют и ожидают от вас православнпя вера, наше Отечество, и Царь ваш!"
Русские войска, вступившие и занявшие половину Европы вплоть до Парижа, поразили всех своими дисциплиной, благородством и человеческим отношением к населению.
Как отплатила за эту благородную, жертвенную и бескорыстную помощь Европа России, мы знаем из последующей истории.
Но честь и достоинство нашего Отечества были спасены русскими солдатами.
Преклоним же головы перед их жертвами, перед их неувядающей славой!
В. Орехов.
altКапитан Василий Васильевич Орехов (1896-1990), офицер-доброволец в Мировую войну, Георгиевский кавалер. В Гражданскую войну командовал бронепоездом на Юге России. Галлиполиец, один из основателей Общества галлиполийцев. С 1923 г. жил в Париже, с 1935 г. – в Бельгии. После Второй Мировой войны – один из организаторов и долголетний пердседатель Русского Национального Объединения (РНО).В 1929 году В.В. Орехов основал журнал "Часовой" и был его редактором до 1987 года.За это время "Часовой", быстро ставший главным печатным органом белой военной и военно-морской эмиграции, опубликовал 668 номеров. Настоящая публикация – передовица редактора к "Часовому" № 434, за июль 1962 г., посвященному 150-летию  Отечественной войны. Она верно выражает восприятие белыми воинами подвига их славных предшественников. Но в ней чувствуются также и отголоски их собственной судьбы.                                                                                                                                              
Н.Р.
Подробнее...
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 4
Главная Страницы прошлого